художник
Михайловский Влад

Стилизация, копия, подделка

Говоря об оригинальности и вторичности в искусстве, невозможно обойтись без четкой дефиниции некоторых понятий.  В самом деле - размытость понятий здорово вредит не только нашему разговору.

Сейчас любой искусствовед или куратор, рассказывая о художнике, непременно подчеркнет его индивидуальность, самобытность, авторскую "инаковость", некий "изм" или "надлом", который ярко отличает его ото всех прочих. Это удобно для классификации и оправдано, как маркетинговый ход. 

При словах "традиционное искусство", "преемственность", "канон" перед глазами возникает длинный, узкий, серый цех, в котором сотни людей повторяют одно и то же. И тут появляется "звезда", он ломает каноны, рушит традиции, пьет текилу, закусывает кактусами и испускает лучи.  Разрушив традиции, они застыли в своих приемах, как бунтари ХардМеталла и Рока сами закостнели в жестких догмах.

Так что же такое традиция? И для чего она нужна? Самые высокие горы - не не равнинах, а в гористой местности. В самом деле, искусство, культура - это то, что мы думаем о жизни, о себе, о Боге. Отдельный человек может только интерпретировать это общее представление, но не может  придумать его с нуля. Точно также, как не сможет научится разговаривать. Искусство - это язык, на котором мы разговариваем с вечностью. (Это вопрос антропологии ) Современное искусство и похоже на то, как человек пытается разучиться говорить. Как в "блестящую" эпоху Просвещения ставились эксперименты над детьми, которых специально не учили разговаривать, а затем ждали, на каком же языке они заговорят?

То есть, даже самое высокое искусство имеет прикладное значение. И без смысловой текстовой нагрузки оно бессмысленно, если не сказать - безнравственно. Они называют себя "художниками - концептуалистами", что же такого концептуального они могут сказать по сравнению со всем человечеством?

То, что нам кажется необыкновенно ноавторским в искусстве конца 19-начала 20 века - импрессионизм, постимпрессионизм, при чуть более детальном рассмотрении находятся текстовые и смысловые поддержки вольной интерпретации японского варианта дзен-буддизма и синтоизма на европейский лад (конкретно искусство Укие-Э и его философия оказала наибольшее влияние на импрессионистов и их последователей). 

Подделка всегда заявляет о своей оригинальности, подлинности, не имея на это прав. Она как  растение-паразит, питающийся соками хозяина-носителя, без него не живет. Но всегда разрушительна и корыстна. Похоже?

Стилизация - совсем другое дело. Один из художественных приемов. Может, не особенно глубокий, но имеющий право на существование. Ее определяют как нарочито подчеркнутую имитацию оригинальных особенностей определенного стиля или отдельного художника. Тоже своего рода подделка под оригинал, но подделка обнаженная, подчеркнутая. Разнится отношение к копированию на Востоке и Западе. На Западе - это некая вторичность, дубликт Запад помешан на оригинальности и индивидуалиме. Восток же к хорошей копии отностися примерно так же, как к оригиналу, видя в этом постигнутое дао оригинала. Ставя нечто Божественное выше индивидуальности художника, художник к этому только прикасается. И опять получается возвращение к смысловой составляющей произведения. Она имеет первичное значение, а изобразительное искусство - вторично. Равно как и музыка. "В начале было Слово" как смысл.